Продажа, покупка, оценка подлинных фарфоровых статуэток СССР произведенных до 1991г.

Мечтатель (Дулево) 1963г.
Мечтатель (Дулево) 1963г.
Мечтатель (Дулево) 1963г.
Мечтатель (Дулево) 1963г.
Мечтатель (Дулево) 1963г.
Мечтатель (Дулево) 1963г.
Мечтатель (Дулево) 1963г.
Мечтатель (Дулево) 1963г.
Мечтатель (Дулево) 1963г.
Мечтатель (Дулево) 1963г.

Мечтатель (Дулево) 1963г.

25000 руб.

В корзину Купить в 1 клик

Мечтатель (Дулево)

Скульптор Малышева Н.

Высота 14 см.

1963 год.

Коллекционное состояние.

Печные трещинки возле сложенных рук (на фото).

Поэтому 3 сорт.

Произведения Нины Александровны Малышевой всегда легко угадываются среди других изделий фарфора, экспонированных на выставках или размещенных на прилавках магазинов. Они полны мажорного звучания и как бы излучают доброту. В них — отношение автора к изображаемому: его живая симпатия, любование, сочувствие, веселый юмор, а порой и насмешка. Работы Малышевой национальны, и не только по темам и характеристике персонажей. Национальные черты угадываются в реалистической основе ее творчества, в принципах моделировки форм, в композиционных решениях, в пропорциях, в общем радостном настроении. Вместе с тем искусство Малышевой очень современно характерностью тонко и точно подмеченных черт изображаемых людей, свежестью изобразительных приемов, простотой и ясностью языка.

Получив серьезную профессиональную подготовку (в 1937 году окончила Московский педагогический художественный техникум, а в 1947 — факультет керамики в МИПИДИ, где занималась живописью под руководством Р. Фалька, а скульптурой — у Н. Зеленской и Е. Белашовой), Нина Александровна Малышева пришла на Дулевский фарфоровый завод имени газеты «Правда».

В 1949 году Малышева обращается к сюите «Счастливое материнство» и создает полные обаяния композиции «Крайний Север», «Мать-грузинка», «Мать-узбечка», которые неоднократно экспонировались на выставках, а также выпускались заводом массовым тиражом. Успех окрылил молодую художницу. Малышева вспоминает: «Работали запоем. Жили поблизости. Обжиг караулили заранее, сгорая от нетерпения. Это чудесное ощущение — открыть грубый полуостывший капсель, а там — белоснежный фарфор! И не покривился, пройдя через пламень обжига в 1300 градусов! Бывало, конечно, что и кривился, да еще как... Вот тогда снова, стиснув зубы, через несколько дней (сразу невозможно) брались за работу. Снова!»